Памяти фронтовика

Татьяна Денисова 09.05.2019 11:11 Общество
743 0
Памяти фронтовика
Фото: из архива семьи Горбачёвых.

В светлый праздник - День Победы - мы особенно пронзительно ощущаем потерю, глядя на заметно поредевшие ряды ветеранов. Ведь уходит особое поколение отважных и мужественных людей, истинных патриотов своей Родины. Не стало и ветерана Великой Отечественной войны, полковника в отставке Ивана Алексеевича Горбачёва, который принимал участие в церемонии вручения грамоты о присвоении Старому Осколу Почётного звания «Город воинской славы». Его рассказ, собранный по осколкам, - реальная картина войны без прикрас и ура-подвигов…

Сон на фронте короткий. Проваливаешься на несколько минут в забытьё, и уже товарищи толкают в плечо: «Подъём!». Повсюду невидимой опасной тенью нависает смерть. Ещё минуту назад в поле слышалось посвистывание жаворонка, а уже сейчас тишину разрывает гул канонады...

Лев Толстой, война и мир…

Детство Ивана Горбачёва прошло в Куйбышевской области. В 16 лет он начал работать на заводе в Чапаевске, где его и застала весть о войне. Был митинг, призыв сохранять спокойствие и самообладание. Но душу сковали тревога и страх.

В армию Ивана призвали в 1942 году, в 18 лет. Отправили в пулемётно-миномётное училище в город Моршанск. После семи месяцев обучения - даже звание не присвоили - направили на фронт. Он попал в 202-й Гвардейский стрелковый полк 68-й Гвардейской стрелковой дивизии. Готовились к боям на Орловско-Курском направлении. Были в обороне, вступали в бои. Рыли окопы, чтобы остановиться и сделать передышку, и снова - вперёд. Тяжёлая амуниция и оружие, на тележках - пулемёты.

Однажды рано утром зашли в лес. Команда: замаскироваться. Солдаты уже в курсе: немцы рвутся к Москве, приказ - задержать. Неподалёку - в живописном местечке - аккуратный побелённый дом. Замполит объяснил: это усадьба Льва Толстого. Через несколько дней всех повели «на экскурсию». Многие пришли в негодование, увидев, что немцы превратили первый этаж в конюшню. На втором ничего не тронули. Иван с замиранием сердца осматривал каждую вещь в доме. Не верилось, что за окном, где бушует красками лето, война…

«Пошли, сынок, в наступление!»

Вскоре их дивизия пошла в наступление. Самый страшный бой ждал в селе Михайловка под Полтавой. Дивизия без всякой артподготовки пошла в атаку на фашистские танки, замаскированные в поле… Половина батальона погибла. И снова наступление. Форсирование Днепра под покровом ночи, потери… В ноябре 1943-го неподалёку от Киева дивизия попала в окружение и весь месяц находилась в обороне.

- Но немцы даже не наступали, потому что у нас была сосредоточена такая сила! - вспоминал Иван Алексеевич. - Столько артиллерии: в каждом кусте - «катюша»! В поле установлены «андрюши», несколько тысяч единиц, снаряд у них - в человеческий рост! 23 декабря меня вызвали в политотдел. Полковник вручил партбилет и спросил: «Ну, сынок, готов ли идти в наступление?» - «Да, готов», - отчеканил ему. «Не подведи», - напутствовал офицер. На следующее утро нас подняли очень рано, в четыре часа, было ещё темно. Ровно в шесть рванул залп такой мощи! Ударили разом несколько тысяч пушек. Сначала «катюши», потом «андрюши». Немецкие окопы сравняло с землёй. Мы пошли в наступление. Из дальних блиндажей вышли немцы: машут руками, бросают оружие, ничего не могут сказать, оглохли…

Дивизия наступала до города Казатина, но, не дойдя 40 километров до Винницы, стала в обороне и долго отбивалась. Тогда, в январе 1944-го, Ивана ранило в ногу осколками - мина попала в окоп. Две недели лечился в медсанбате, потом вернулся в свой полк.

Так хочется жить!

Однажды, когда Иван и его друг Пётр Луговской были в разведке, батальон ушёл на новую позицию во Львов:

- В одной из украинских деревень нас положили на ночлег в сарае. Мы улеглись на сено и крепко уснули. Я проснулся, услышав чужую речь. «Тихо! - толкнул сопящего Петьку. - Немцы!». Прикрылись сеном, автомат держу наготове. Немцы зашли в сарай, посветили фонариком и ушли. Через некоторое время опять стук сапог и разговоры по-польски и по-украински - бандеровцы. «Москали е?» - спрашивают у хозяйки. Та ответила, что русские ушли. Мы вышли из сарая, чтобы догнать своих, но наткнулись на немцев. Они открыли стрельбу. Мы с Петром уже метров за 200-300 убежали в разные стороны друг от друга. Где ползком, где бегом. Вскакиваю - бьют по мне, падаю - по Петру. И мне, и ему оставалось совсем немного до ржаного поля. Кричу ему: «Ложись», - а он не слышит. У кромки поля его пополам переломило пулемётной очередью. Пётр свернулся и упал, голова - во ржи. Побежал к нему по полю, хотел забрать документы, но не успел. Около двух десятков немцев двигались в том же направлении. Я снова спрятался в рожь и пополз, добрался до картофельного поля - прополз по меже, потом по гречке - в первый раз увидел, как она цветёт. Добрался до оврага, залёг в кустарнике. Вижу, как немцы ищут меня, а я уже далеко от них, в другом месте. Побежал к старой дороге и вдруг услышал гул машин. И тут - немцы! Времени на раздумья нет, упал, будто убитый, прямо у обочины. Мимо шесть машин с солдатами прошло. Прячась в клубы пыли, я побежал снова в овраг. Думаю, добежать бы до ржи, а там поле длиной с километр, меня уже не найдут. И вот она, спасительная рожь. Я падаю, как в тумане, на землю. Весь мокрый, пилотки нет. Заходит солнце, багряный свет озаряет небо - красиво до слёз. И в тот момент мне так захотелось жить! До сих пор над этим не задумывался. В это время над полем пролетел наш самолёт. Минут через пять их было штук 20 - начали бомбить колонну и дорогу, откуда я убежал…

Город воинской славы

Иван Горбачёв участвовал в освобождении Львова, воевал на польской земле. Был ранен. После медсанбата вернулся в свой полк, откуда его направили на учёбу в Ивановское военно-политическое училище. Там и застала его весть о победе. Это был настоящий праздник! Курсантов отпустили из казарм в увольнительную. Ребят в военной форме местные жители обнимали и качали на руках. А в сентябре Иван наконец-то смог поехать домой в отпуск.

- Я шёл мимо тока, где работали мои земляки, - вспоминал Иван Горбачёв. - Они остановили технику, бросили свои дела, женщины целуют и обнимают меня, плачут и смеются. «Ты моего не видал на фронте?» - спрашивает каждая. «Там нас были миллионы», - качаю головой.

Почти 30 лет продолжалась военная вахта Ивана Горбачёва. В 2001-м он перебрался в Старый Оскол, где уже жили с семьями дочери. Здесь Иван Алексеевич активно включился в работу городского Совета ветеранов.

no-image
Вручение грамоты о присвоении Старому Осколу почётного звания «Город воинской славы» .
Фото: kremlin.ru.
- Старооскольцы - и те, кто не вернулся с полей сражений, и те, кто поднимал его из руин, и те, кто сегодня свято хранит память о подвиге военных лет - внесли свою лепту в присвоение городу почётного звания, - считал он.

Вечная память.

Сюжет «РЕН-ТВ. Старый Оскол» о Иване Алексеевиче Горбачёве.
Сюжет телеканала «Звезда».


Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Подписаться на рассылку
  • 309516, Белгородская область, г. Старый Оскол, м-н Ольминского, 12
  • Телефоны: 8 (4725) 37-40-79, 37-40-82, 37-40-78.
  • Email: info@oskol.city
Все права на фотоматериалы, видео и тексты принадлежат их авторам.
Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт — www.oskol.city
© 2020 Информационный портал г. Старый Оскол . Все авторские права защищены.
Использование материалов информационного сайта разрешено только с предварительного согласия правообладателей.
Нашли опечатку? Сообщите нам, выделив фрагмент текста с ошибкой и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter
Регистрация
Заполните обязательные поля в форме
для регистрации на портале
Уже зарегистрировались? Авторизуйтесь
Войти через социальные сети:

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.

Loading...