Истории героев: бой на 592-м километре

Евгения Богомолова 10.05.2017 10:20 Общество
5797 0
Истории героев: бой на 592-м километре
Фото: из редакционного архива.

Разбирая шкаф у бабушки, нашла статью - несколько листов, датированных 1943 годом... История подвига героев-бронебойщиков, включая моего прадеда Михаила Яблокова, на границе Старого Оскола.

Н. Сергеев «Семнадцать отважных» (30 января 1943 года)

Кружила вьюга. Она бесновалась весь день, не унялась и к вечеру. Ветер хлестал по лицам солдат, снежная пыль засыпала мелкие окопы, наспех вырытые неподалёку от окраинных домов города.

Двое суток взвод младшего лейтенанта Василия Бондаренко шёл по сугробам, ведя непрерывные бои, и когда до Старого Оскола осталось не больше километра, ему было приказано окопаться. Наутро намечался штурм города, расположенного на обрывистой высоте. Слева, со стороны Незнамовского леса, наступала соседняя часть, ракеты, тускнея в снежной мгле, уже вспыхивали на улицах Пушкарки и Стрелецкой слободы, оттуда доносились очереди пулемётов и автоматов, похожие на дробный стук отбойных молотков, - там смыкались фланги соединения.

- Окружаем город, - говорил солдатам Василий Бондаренко, обходя огневую позицию взвода. Он поднимал бойцов, заставлял их побегать вокруг окопчиков. Опасен сон на снегу, на студёном, пробивающем шинели ветру. Забудется солдат, задремлет, обмякнет, не почувствует ожогов мороза, и выйдет из строя.

В поле грохотали тягачи, скрипели колеса орудий – артиллерия выходила на прямую наводку, телефонисты прокладывали через сугробы линии связи. А в полночь во взвод пришёл командир подразделения старший лейтенант Никитин и приказал:

- Приготовиться к маршу!

Когда бронебойщики были собраны в неглубоком овражке, офицер объявил:

- Немецкий гарнизон в городе окружён. Но сюда приближаются остатки частей противника, разбитых под Воронежем. Нельзя допустить, чтобы они объединились с гарнизоном, находящимся в Старом Осколе. Такова наша боевая задача.

Через час взвод занимал позицию на 592-м километре железной дороги Старый Оскол – Касторная. Младший лейтенант Бондаренко указал каждому расчёту места будущих окопов, сразу же раздались глухие удары ломов и кайл о крепкую, как камень, землю. Сержант Михаил Яблоков и рядовой Григорий Опарин разрывали песчаную насыпь, устраивая позицию поблизости от переезда. У них – бронебойка и ручной пулемёт. Сектор обстрела – заметённая снегом проталина между кустарниковыми полосами, которыми обсажен железнодорожный путь.

Земляки и фронтовые друзья Абдыбек Бутбаев и Умербай Чажебаев окапывались у края лесной посадки, изредка переговаривались между собой по-казахски. О чем толкуют солдаты?

Младший лейтенант Бондаренко подошёл к ним, присел и начал проверять бронебойку. Ружье действовало безотказно.

Перед боем по-особенному открываются сердца. Так о чём же солдатский разговор?

- Василь Лукич, - тихо, стеснительно произнёс Абдыбек, впервые назвав своего командира по имени и отчеству, - Алма-Ата и Старый Оскол – разные города, а все одно – это Родина. Воевать будем крепко…

- Правильно, Абдыбек, - голос Бондаренко дрогнул. – Я тоже так думаю.

Небо над снежным полем посветлело, в вышине мчались бело-дымчатые облака, а по равнине стлалась, вихрясь у холмов, седая позёмка. Перед ними по обеим сторонам железнодорожной насыпи чернели холмики свежей земли – брустверы окопчиков.

Как быстро прошла ночь! Василий Бондаренко осматривает позиции расчётов, ставит задачи сержантам и бойцам. С ним шестнадцать человек. Он говорит, о том, что может произойти через час-полтора:

- Вдоль железной дороги движется вражеская колонна – взвод на самом опасном направлении. Но мы – в окопах, враг – на открытой равнине, на нашей стороне – внезапность, выдержка: дадим такого огня, что фашистам станет жарко на морозе, не пропустим к Старому Осколу!

- Слово коммуниста: не пропустим, - ответил командиру сержант Тихон Бабков.

В это время на позицию взвода пришёл заместитель командира подразделения по политической части старший лейтенант Валентин Андреевич Плотников. Поверх плаща-накидки – автомат, рукавицы засунуты за пояс.

- Остаюсь с вами. У кого окоп попросторнее?

На оборону переезда встал семнадцатый…

Устроившись в окопе комсомольца Михаила Дроздова, замполит рассказывал:

- Вот также в сорок первом году под Москвой, у разъезда Дубосеково, заняли оборону двадцать восемь гвардейцев-панфиловцев. С ними политрук Ключков-Диев. Слышали?

- Знаем, - отозвался из соседнего окопа Умербай Чажебаев.

- Их было двадцать восемь. Тридцать танков шло на разъезд Дубосеково, и ни один из них не был пропущен к Москве. И мы будем сражаться по-панфиловски.

Каждому из 16-ти хотелось, чтобы рядом с ним стоял замполит, приглашали Плотникова отовсюду, но окоп Дроздова находился в центре позиции взвода, и старший лейтенант остался в нем.

592-й километр… Долгие годы здесь прожил путевой обходчик Масюков. Старооскольцы так и прозвали этот километр – будка Масюкова. Грохотали мимо поезда, гудели над будкой провода – ушло это время… А теперь окопами перерезана насыпь, вражеские танки измяли лесные посадки, позёмка ползёт через рельсы.

Василий Бондаренко, пользуясь тем, что во взводе находился замполит, ушёл вперёд, на разведку. Он прибежал, раздвигая локтями кустарник, и спрыгнул в окоп. «К бою!».

Сквозь мглу позёмки бронебойщики увидели длинную колонну гитлеровцев. Укутанные одеялами и мешками, они двигались по насыпи, мимо лесных посадок. Поверх шинелей – автоматы. Вот уже слышны выкрики команд, видны лица.

Василий Бондаренко выжидал. Заряжен пистолет, взведён курок. Надо подпустить ближе, ещё ближе… Пора… Два пистолетных выстрела – сигнал к открытию огня. Дружный залп винтовок был заглушен длинными гулкими очередями пулемётов и автоматов гвардейцев. Десятки фашистов корчились на снегу. Вражеская колонна, наткнувшись на завесу свинца, залегла; фашисты стали расползаться по сторонам, забиваясь в сугробы, под кустарники и кюветы. Идущие сзади развернулись в цепь, схватив полукольцом будку.

Начался огневой бой. Пулемёт сержанта Михаила Яблокова стрелял вдоль насыпи, не позволяя фашистам подняться из кювета. Яблоков, разгорячившись, по грудь высунулся из окопа, и вражеская пуля опрокинула его на бруствер. Сержанта заменил Григорий Опарин.

- Крепитесь, друзья! – слышался голос старшего лейтенанта Плотникова.- Патронов достаточно!

Рядом с замполитом стоял комсомолец Дроздов. Он стрелял, выбирая цели, но вдруг поник головой, сполз на дно окопа.

- Дроздов! Дроздов!

- Я сейчас, товарищ замполит. Туман в глазах.

Пунцовая струйка крови сочилась из-под его шапки-ушанки.

- Я сейчас. – Комсомолец перезарядил автомат, но сделал только одну очередь: он упал, потеряв сознание.

Командир взвода Василий Бондаренко видел, как редели ряды бойцов. Надо строже наблюдать, выискивая важные цели, главное – уничтожить пулемёты. Офицер приказал передать бронебойщику Чажебаеву, что левее него, в кустарнике, немцы устанавливают пулемёт.

Умербай Чажебаев был ранен в руку. Но приказ надо выполнять без промедления, нужно опередить врага. С трудом удерживая ружье, Умербай нажал на спуск. Ни выстрела, ни похвалы командира – «молодец» - он не услышал: Умербай упал лицом в снег.

……… Окоп коммуниста сержанта Тихона Бабкова был крайним на левом фланге взвода. Бабков и солдат Василий Кукушкин огнём своих автоматов не раз клали на снег атакующие цепи противника. Когда враг пошёл на третью атаку, Кукушкин крикнул:

- Я ранен, сержант!

- Держись, товарищ Кукушкин! Раны перевяжем потом.

Два товарища автоматчика положили вражескую цепь метрах в семидесяти от своего окопа.

- Товарищ сержант, меня опять ранило, - произнёс, слабея, рядовой Кукушкин.

- Залечим все раны, Вася!

- Я остаюсь с вами, товарищ сержант!

Раненые не покидали окопов, никто не отступил ни на шаг. Фашисты не смогли подняться в атаку.

… Только пятеро осталось во взводе: рядовой Николай Литвинов, старший лейтенант Плотников, младший лейтенант Бондаренко, сержант Тихон Бабков, рядовой Василий Кукушкин. Но и они не дрогнули, когда гитлеровцы начали атаку с обоих флангов. Фашисты ползли по снегу, прятались за убитыми, зарывались в сугробы.

Перебегая на левый фланг старший лейтенант Плотников крикнул:

- Не робейте, товарищи: - и упал возле окопа Бабкова.

Сержант Тихон Бабков снял с замполита полевую сумку с документами, достал из нагрудного кормана офицера партийный билет и снова прижал к плечу приклад автомата. Израсходованы патроны. В мгновенно наступившей тишине сержант услышал стон. Это младший лейтенант Бондаренко. Он лежал неподалеку от будки, зажав ладонями голову. Тихон Бабков подбежал к командиру взвода, перевязал его изуродованное разрывной пулей лицо. Бондаренко шептал:

- Иди к Никитину…. Подкрепление….

Бабков обшарил подсумки, отыскал три патрона.

Раздались последние выстрелы.

- Иди к Никитину….

Сержант переполз через насыпь. Там, у крайних правофланговых огневых позиций, уже фашисты. Они пристреливают раненых. Над окопом Николая Литвинова мечется пламя.

Патронов нет, даже для себя одного патрона не осталось… Навстречу рассыпавшись цепью по всему полю шли сани.

- Ребята, стрелять нечем! – Бабков на ходу заменил диск.

У будки продолжался бой. Фашисты через рубеж 17-ти героев не прошли: в районе будки Масюкова было насчитано до 300 убитых гитлеровцев.

Это было 30 января 1943 года. Через несколько дней Советское Информбюро сообщило, что 5 февраля наши войска после упорного боя овладели городом и железнодорожной станцией Старый Оскол. Окружённый гарнизон противника уничтожен и частично пленён.

…. В день похорон героев 592-го километра на городской площади состоялся митинг. Проводить в последний путь своих защитников пришло всё население Старого Оскола. Молчаливо, соблюдая строгое волнение, стоит почётный караул.

На трибуне – председатель гвардейской части капитан Мирошкин. Его слова слышат все.

- Мы никогда не забудем тринадцать героев, павших в бою у будки Масюкова. Мы уходим дальше, на запад. Трудящиеся Старого Оскола, запомните имена наших боевых товарищей: Валентина Плотникова, Василия Бондаренко, Умербая Чажебаева, Сергея Башева, Петра Николаева, Михаила Яблокова, Тимофея Савина, Григория Опарина, Михаила Дроздова, Павла Виноградова, Алексея Золотарева, Николая Литвинова, Петра Толмачева. Пусть их подвиг будет звать вас, товарищи старооскольцы, на героические дела в труде!

Из строя гвардейцев вышел участник боя за 592-й километр Абдыбек Бутбаев. Ещё тише стало на площади. В голосе Абдыбека боль и гнев:

- Нам было приказано – ни шагу назад! «Есть ни шагу назад!» - ответили мы. Наступало несколько сот фашистов, но мы не отошли. Тринадцать моих боевых друзей погибли. Я видел их смерть. Я видел, как озверевшие гитлеровцы пристреливали раненых, как они сожгли комсомольца Колю Литвинова, и поэтому буду ещё крепче бить врага.

...

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Подписаться на рассылку
  • 309516, Белгородская область, г. Старый Оскол, м-н Ольминского, 12
  • Телефоны: 8 (4725) 37-40-79, 37-40-82, 37-40-78.
  • Email: info@oskol.city
Все права на фотоматериалы, видео и тексты принадлежат их авторам.
Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт — www.oskol.city
© 2020 Информационный портал г. Старый Оскол . Все авторские права защищены.
Использование материалов информационного сайта разрешено только с предварительного согласия правообладателей.
Нашли опечатку? Сообщите нам, выделив фрагмент текста с ошибкой и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter
Регистрация
Заполните обязательные поля в форме
для регистрации на портале
Уже зарегистрировались? Авторизуйтесь
Войти через социальные сети:

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.

Loading...